Только героизм позволил выстоять

Главная / Новости / Машина времени / Только героизм позволил выстоять
08.05.2022
Только героизм позволил выстоять
   Новые факты о боях, случившихся в июле–сентябре 1942 года близ села Богдановы Колодези, деревень Алешинка и Гретня, обнародовали местные краеведы 
   Сегодня мы публикуем лишь малую часть ценнейших материалов исследования. Пусть о том, какой ценой приближали Победу наши герои на Сухиничском выступе, узнают все читатели! 
   Оборонять с фанатичным упорством! 
   29 января 1942 года под командованием К. К. Рокоссовского освобождён город Сухиничи. Враг отброшен к реке Жиздра. В июле 1942 года на смену выбывшему по ранению К. К. Рокоссовскому прибывает Иван Христофорович Баграмян. 
   В августе 1942 года на территории Сухиничского района в населённых пунктах Алёшинка, Богдановы Колодези, Гретня, расположенных вдоль реки Жиздра, произошло крупное сражение, которое, к сожалению, очень редко упоминается в источниках. Хотя здесь, на рубеже рек Рессета – Жиздра, остановлена немецкая операция «Wirbelwind» («Смерч») и начата нашими войсками операция «Контрудар войск Западного фронта в районе Сухиничи, Козельск». Это позволило остановить контрнаступление Вермахта на Москву. 
   Близ города Жиздры проходит Московско-Киевская дорога, которая северо-восточнее пересекается с железнодорожной линией Смоленск – Мичуринск и образует в Сухиничах крупный железнодорожный узел. Узел этот вместе с Калугой и Юхновым, а также с Ржевом и Вязьмой на севере, Брянском и Орлом на юге и составлял стратегический оборонительный пояс, который в директиве Гитлера от 16 декабря 1941 года велено было «оборонять с фанатичным упорством». 
   Чтобы срезать Сухиничскую дугу, немцы сняли со сталинградского направления сразу две танковые дивизии. Ещё две танковые и одна пехотная дивизии были переброшены с других направлений. Стараясь держать свои войска в состоянии нравственного опьянения, гитлеровцы заранее отпечатали листовки «о прорыве фронта», «о падении в первый день наступления Сухиничей и Козельска», «о беспочвенности дальнейшего сопротивления окружённых советских войск». 
   Наиболее удобным местом наступления противника, по оценке нашего командования, был левый фланг дивизии на линии Полошково, Восты, Клинцы, а также в районе Гретни, Колодезей. Река имела ширину от 30 до 50 метров и глубину от двух и более метров, берега её на значительном расстоянии обрывистые. Северный берег значительно ниже южного, с которого наша оборона хорошо просматривалась противником на всю глубину. В то же время наши части могли наблюдать его позиции только на расстоянии 2–3 километров, что позволяло врагу скрытно подтягивать свои войска и маневрировать. . 
   Жизнью своей отстоим родную землю! 
   Численность наших дивизий после июльского наступления 16-й и 61-й армий фактически равнялась одному–двум полкам, тогда как численность одного полка 2–3,5 тысяч человек. Такое же положение было и в танковых корпусах, где, как в полку, было до 50 танков. Но ещё и экипажи нужны. А в прибывших на пополнение 10-го танкового корпуса 52-х танках все механики–водители имели стаж практического вождения 2–3 часа. Офицеры же из запаса если и имели боевой опыт, то не «войны моторов». 
   У немцев численность пехотных и танковых дивизий составляла 10–15 тысяч человек. Только героизм наших воинов позволил устоять. 
   К 4.00 16 августа 1942 2-я стрелковая рота овладела половиной деревни Гретни и ввиду больших потерь дальше продвинуться не смогла. Противник несколько раз переходил в контратаку с целью выбить группу смельчаков. Пулемётчик Спирин, израсходовав все патроны, отбивался от противника пустыми дисками. Почти полностью рота погибла, вышло несколько человек. 
   В журнале боевых действий 11-й гвардейской стрелковой дивизии на 16 августа отмечается 40–50 самолетов. В оперативной сводке № 327 штаба 5-го гвардейского стрелкового корпуса от 18 августа 1942 года упоминается авиационная бомбёжка 326-й дивизии, отмечено до 250 самолётов. 
   В политдонесении 11-й гвардейской стрелковой дивизии и в наградных документах бойцов и командиров указано, что 18 августа 1942 года группа миномётчиков 27-го гвардейского стрелкового полка в количестве 5 человек во главе с сержантом Савинковым при появлении бомбардировщиков открыла групповой огонь из винтовок. Один самолёт противника был сбит. 
   Иван Христофорович Баграмян отметил: «С первого же дня наступления противника был брошен в войска лозунг: «Ни шагу назад, кровью, жизнью своей отстоим родную землю!»
   Из воспоминаний члена Военного совета 16-й армии А. А. Лобачёва: «План противника – захватить Сухиничи, Козельск и открыть путь на Калугу, окружить и уничтожить несколько армий Западного фронта – оказался сорванным. В районе Жиздры гитлеровцы потеряли около 30 тысяч убитыми и ранеными, сотни танков и много боевой техники». 
   В целом цель операции «Смерч» противником не достигнута. В декабре 1942 года Гитлер признал, что наступление на Сухиничи было «главной ошибкой этого года». 
   Бои за Сухиничскую дугу историки характеризуют как успешную оборонительную операцию Западного фронта, предотвратившую окружение трёх армий и исключившую из состава наступающих фашистских войск на Сталинград и Кавказ 2 их сильные танковые дивизии. 
   Сильный удар по немецкой 2-ой танковой армии из Сухиничского выступа заставил немецкое командование в начальной фазе похода на Кавказ и Сталинград оставить на этом участке фронта 9-ю и 11-ю танковые дивизии. 

   Ни разведки, ни прикрытия – сразу в бой! 
   Из воспоминаний М. Д. Попкова, участника битвы: «К моменту нашего подхода немцы уже сумели продвинуться на шесть–восемь километров вглубь нашей обороны, захватили деревню Богдановы Колодези, Гретню, так что нашу дивизию с ходу, по мере подхода подразделений, бросали в бой. Конечно, это было вынужденное решение, так вводить дивизию, но немцы прорвали оборону, и этот прорыв надо было заткнуть, вот в роли такой силы, которая закрыла эту брешь, и выступала наша 217-я дивизия. Ни разведки, ни огневого прикрытия – сразу в бой, чтобы остановить немцев. Остановили, конечно…» 
   На южном берегу реки Жиздры на участке Колодези – Гретня – Ивановка Сухиничского района 766 стрелковый полк занял оборону. 
   Из книги И. П. Исаева «От Тулы до Кёнигсберга»:«Противник встретил нас ожесточённейшим сопротивлением. В первый же день боев над позициями одного нашего полка развернулись и начали нас бомбить 25 самолетов «Ю-88». Особенно сильной бомбёжке подверглась деревня Гретня. В район Колодезей первый батальон прибыл, имея в своих рядах 510 воинов, а к вечеру в строю осталось лишь 210. 
   Медалью «За боевые заслуги» в боях на реке Жиздре награждён Ксенофонт Кириллович Мощев. Он под сильным пулемётным и миномётным огнём противника 24–28 августа 1942 года бесперебойно обеспечивал бойцов пищей и боеприпасами, чем способствовал успешному выполнению боевой задачи батальона. Кроме этого, Мощев по личной инициативе собрал с поля боя 100 штук винтовок, 13 ручных и 5 станковых пулемётов, причём в условиях, когда противник вёл методический обстрел наших позиций на Жиздре.
   Из воспоминаний М. Д. Попкова: 
   «От Богдановых Колодезей до реки Жиздра большая такая долина была, по которой река Медведка протекала. Мы эту долину называли «долиной смерти»… Когда мы от Богдановых Колодезей наступали на Гретню, в этой долине много ребят из 217-й дивизии погибло, в том числе и из 766-го полка. 
   На немецких позициях в Гретне мы захватили немецкий 81-мм миномёт, к которому они уже успели ящиков десять мин подвезти, а свои мины мы уже успели расстрелять. Я приказал своему расчёту развернуть этот миномёт в сторону немецких позиций и открыл огонь. Мин, наверное, десять или двенадцать выпустил по немцам, но они то ли засекли, то ли у них это место пристреляно было, в общем, они на нашу стрельбу ответили трёх- или четырёхминутным артналётом, в котором, наверное, две батареи участвовали. Каким чудом мы живы остались – не знаю… Там запах пороха, гари, всё в пыли, снаряды непрерывно падают, а мы в траншее лежим и касками стараемся поглубже их выкопать, там грунт песчаный был. 
   На наше счастье, никто из расчёта не пострадал, а вот рядом с нами 45-мм орудие развернулось, так её расчёт полностью погиб… И расчёт погиб, и лошади, и сама пушка была перевёрнута… Я до сих даже жалею – зачем я начал из этого миномёта стрелять». 
   Из воспоминаний И. К. Щербины, начальника штаба 11 гвардейской стрелковой дивизии: 
   «Немцы на рассвете 19 августа силами 134-й пехотной дивизии при поддержке примерно 130 танков и крупных групп авиации начали стремительное наступление из района Колодезей на Сухиничи.
   А в 9 часов около 40 танков врага вторично атаковали теперь уже совсем отрезанный от нас штаб дивизии. На этот раз враг обрушился сначала огнём артиллерии, но, когда на штаб пошли танки, с ними вступил в бой 2-й дивизион 30-го артполка под командованием майора Баранова. Завязалась ожесточённая дуэль. По команде комиссара батареи политрука А. Н. Рупасова орудийные расчёты прямой наводкой открыли по танкам огонь. Вот загорелся один из них, второй, третий. Завертелся волчком с подбитой гусеницей четвёртый танк. И тут из-за кустов появился ещё один с автоматчиками за башней. Командир орудия Колоненков расстрелял в упор и его, но сам был тяжело ранен. 
   Фашисты, спрыгнув на землю, устремились на Рупасова. Тогда наводчик комсомолец Белоусов схватил с горящего передка орудия ручной пулемёт и, поливая свинцом фашистов, бросился ему на помощь. Но было поздно. Рупасов с револьвером в руке вышел один на один с целым взводом немцев, застрелил троих из них, а сам погиб. В неравном бою храбро сражались лейтенанты Климов, Светланов, много других бойцов, в том числе санинструкторы Тамара Морозова и Асеева. Но дорого стоила схватка и противнику: на поле боя осталось 7 танков и до 70 солдат и офицеров. 
   Между тем противник, развивая наступление, вышел на рубеж Нижней Опалинки, Руднева Хутора, Костина, т. е. оказался в тылу нашей дивизии. Обстановка ещё более осложнилась. Но, наконец-то, связаться со штабом армии удалось. Я объяснил Бобкову, что произошло, и он соединил меня с командармом Баграмяном. Доложил ему, пользуясь кодированной картой, о том, где мы находимся. Командующий не сразу поверил, что наши полки удерживают оборону на прежних позициях и отражают атаки по несколько раз в день. Тогда Баграмян сказал: «Передайте всем, и Вам, товарищ Щербина, спасибо за старания». И добавил: «Ждите помощь!» 
   Экипаж танка командира роты 137-й танковой бригады старший лейтенант Иофина Д.Ш. в этом бою огнём и гусеницами уничтожил до роты автоматчиков противника, а Иофин, будучи раненым, продолжал бой, вторично был ранен и погиб на боевом посту. 
   Экипаж танка КВ лейтенанта Данчук, механик-водитель Коваль, командир оружия Куликов, при наступлении на противника в деревне Дудино подавили 3 ПТО и уничтожили до 40 фашистов. Экипаж продолжал вести огонь до последних возможностей и сгорел в танке, но не сдался в плен. 
   Орденом Отечественной войны II степени награждён Иофин Давид Шмаевич. 20 августа 1942 года, отражая контратаки противника, экипаж товарища Иофина уничтожил огнём и гусеницами несколько десятков солдат и офицеров противника, несколько огневых пулемётных точек. В боях 22.08.1942 года в районе деревни Колодези уничтожил два танка и до 100 человек пехоты. В этот же день Давит Шмаевич Иофин был убит. 

   «Беспощадный» на Сухиничском рубеже
   В апреле 1942 года поэты С.В. Михалков, Н.С. Тихонов, С.Я. Маршак, поэт и писатель В.М. Гусев, художники КуКрыНикСы М.В. Куприянов, П.Н. Крылов и Н.А. Соколов удостоены второй Сталинской премии. Сообща они подарили Красной Армии тяжёлый танк. 
   25 мая 1942 года новый танк КВ-1 на торжественном митинге в присутствии Маршака, Михалкова и КуКрыНикСов передан 6-й «а» гвардейской танковой бригаде. А чтобы танк не затерялся среди других, было предложено присвоить ему имя «Беспощадный» и выделить рисунком со стихами Маршака: 
   Штурмовой огонь ведя, 
   Наш тяжёлый танк, 
   В тыл фашисту заходя, 
   Бей его во фланг! 
   Экипаж бесстрашный твой, 
   Не смыкая глаз, 
   Выполняет боевой 
   Сталинский приказ. 
   Экипаж «Беспощадного» нарвался на вражескую засаду. Крепкая 100-миллиметровая уральская броня укрывала танкистов от немецких пуль. Но случилось то, чего меньше всего ожидали, – заглох мотор. 
   Танкисты отстреливались, пока не кончились патроны ко всем трём пулемётам. Фашисты тут же догадались об этом и стали стучать прикладами по броне: «Рус, сдавайся!» Но вдруг открылся люк, и в немцев полетели гранаты. Наконец, взревел двигатель, и танк устремился к своим позициям. 

   Дом лесника 
   Автором этого рассказа, представленного в журнале «Вокруг Света», является Владимир Смирнов, полковник. Вашему вниманию – несколько отрывков из произведения. 
   «Впереди метрах в трёхстах в низине поднимался густой белый туман. Там и должна протекать река Жиздра. За ней – противник. А вот и он, дом лесника, справа. 
   Это был сложенный из толстых брёвен дом, нижние венцы его вросли в землю. Немного поодаль от дома – сарай, за ним – сложенные распиленные дрова, стожок сена, ещё не успевшего побуреть, огород, и в нём – несколько разноцветных домиков-ульев. 
   Слева от танка, неподалеку, на бруствере окопа, сидел солдат в измятой пилотке, полурасстёгнутой шинели. Я шёл к дому лесника и вскоре увидел идущего навстречу мне старика. Серая косоворотка, видавший виды картуз, степенный шаг – весь облик напоминал добрые времена. Поздоровались. 
   – Не боитесь? Война-то совсем рядом, – заметил я. – Ушли бы куда-нибудь. 
   Старик словно и не слышал меня, всё посматривал на танк». 
   «В то же время было жалко оставлять того пулемётчика в помятой пилотке, который, стоя в окопе, смотрел вслед уходящему танку, и старика тоже, вышедшего из дому и удивлённо, испуганно глядевшего на нас». 
   «Я заскочил в дом – хотелось увидеть старика, узнать, жив ли. Но внутри было пусто, домашняя утварь перевёрнута и разбросана, на полу – одежда, бельё. Глянул в окно – и тут увидел лесника. Стоял и растерянно оглядывал изуродованные ульи, раскиданные по огороду. Я вышел из дома. Над разбитыми ульями возбуждённо гудели пчелы. У старика на глазах стояли слёзы. Он ничего не мог говорить и только тихо повторял одно слово: «Изверги, изверги». 
   Я подошёл к окопу. Как и прежде, пулемёт стоял на сошках, вокруг валялись стреляные гильзы, а рядом, на бруствере, лежал, уткнувшись лицом в землю, тот самый солдат в помятой пилотке. Он ни на шаг не отступил». 
   К печати подготовила Анна ПЕТРУШИНА Коллаж Ольги ТЕРЁХИНОЙ Фото из открытых источников
Просмотров: 942

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Все новости
  • Машина времени

    Есть память, которой не будет забвенья…

    Мы – дети, рождённые в новую эпоху, «не обожжённые сороковыми, с сердцами, вросшими в тишину», конечно, должны знать о Великой Отечественной войне как можно больше. И это не праздное любопытство – это наш священный гражданский долг перед теми, кому мы обязаны мирным небом над головой, предрассветной тишиной, сбывающимися мечтами…

    Комментарии: 0

  • Машина времени

    Капитан Николаев Чтобы помнили, чтобы гордились…

    Годы Великой Отечественной войны всё дальше уходят в историю. Уходят и те, кто мог бы поделиться воспоминаниями о ней. Чтобы знали, чтобы помнили и гордились своими предками мои дети, я расскажу им эту историю.

    Комментарии: 0

  • Машина времени

    Народный костюм как географическая карта

    В старину женщину читали как открытую книгу: при взгляде на её наряд сразу становилось понятно, кто она и откуда.

    Комментарии: 0

  • Машина времени

    ТАМАРА ЕРЁМИЧЕВА: «Пусть это    никогда не повторится»

    Монолог бывшей малолетней узницы фашистского концлагеря «Страх… Это только страх…» – так начала рассказ о своём детстве жительница посёлка Середейский Тамара Сергеевна Ерёмичева.

    Комментарии: 0

  • Машина времени

    55 лет, как народный!

    А зародился первый любительский театр в Сухиничах 123 года назад Народных театров в Калужской области, которые могут похвастать своей полувековой историей, – по пальцам пересчитать. Сухиничский – один из них. Спектакли на самодеятельной сцене здесь ставили ещё до революции. Об истории театра, о любимых ролях, о руководителях народного искусства рассказывают сухиничские актёры разных поколений.

    Комментарии: 0

  • Машина времени

    Учитель бессмертен всегда

    Вот уже много дней, как нет с нами нашей коллеги, бывшего учителя немецкого языка и завуча школы Евгении Михайловны Голульянц. Она прожила долгую, очень трудную и творческую жизнь. Большую часть своей профессиональной деятельности она была завучем по воспитательной работе в школе № 4.

    Комментарии: 0



  Уважаемые посетители сайта «Организатор.ru»!
     Газета «Организатор» в формате PDF доступна на платной основе. 
   Стоимость подписки на полугодие 2022 г. – 350 рублей. 
    Оформив подписку, на свой электронный адрес Вы получите электронную версию газеты «Организатор» в формате PDF, полностью соответствующую бумажному варианту нашей газеты. 
    Подписаться можно в рекламном отделе редакции т.8(48451) 5-34-04,
    электронная почта : org-smi@yandex.ru
 
 


Народные новости
Опрос